АРХИТЕКТУРНЫЙ СОЮЗ. История Киева.
   АРХИТЕКТУРНОЕ БЮРО  
   
 
 
 
   
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
   
 
 
 
   
 
   
 
 
   
 
 
 
 
 
 
 
 


Поиск в Google  archunion.com.ua   www  

 ИСТОРИЯ КИЕВА  
Гостиница "Украина"
Местность, на которой теперь возвышается гостиница « Украина », в конце ХVІІІ века представляла собой, небольшой отрог Печерского плато с раскинувшейся на нем липовой рощей. С одной стороны отрога пролегала, известная еще со времен Киевской Руси, Ивановская дорога, с другой - дорога ведущая, к располагавшимся в этом районе Торговым баням. Обе дороги соединяли Старый Киев и Печерск.
Постепенно Ивановская дорога застраивается и преобразуется в Ивановскую улицу, которая в свою очередь, с 1820-х гг. по 1842 г., от фамилии владельца одной из усадеб, генерала М. Бегичева, именуется Бегичевской (современная Институтская). Несколько позднее, с противоположной стороны отрога сформировалась огромная усадьба, площадью около 10 десятин (от улицы Институтской до улицы Лютеранской и от Крещатика до улицы Банковой), с великолепным парком и озером, на месте которого теперь находится площадь И. Франко. В 1860-е гг. усадьбу приобрел профессор медицины Киевского университета Ф. Меринг (1822 – 1887), но его больше интересовало не парковое искусство, а выгодное вложение денег в недвижимость.
« …Парковые затеи прежних владельцев при проф. Меринге были окончательно забыты. На усадьбе возникли склады, мастерские, жилые дома и даже балаган для цирка, к которому проложили спуск с Институтской улицы. (Теперь он называется Ольгинской ул.)…». (А. Макаров. « Малая энциклопедия Киевской старины ». Киев. Издательство « Довіра » 2002 г. стр. 475).
После смерти Ф. Меринга, через проданную в 1895 г. его наследниками за 800 тыс. руб. усадьбу, пролегли новые улицы, в числе которых, современная улица Городецкого. Вместе с Ольгинской улицей, она составляет теперь границу описываемой местности.
В начале 1830-х гг. развернулось строительство Печерской крепости, длившееся почти двадцать лет и в результате оказавшееся совершенно бессмысленным, так как с военной точки зрения, крепость за это время уже морально устарела, а изменившаяся политическая ситуация сделала ее совершенно ненужной. При строительстве крепости, на Печерске было снесено около 1180 жилых домов, владельцы которых были отселены в разные районы Киева.
Часть переселенцев получила под застройку, располагавшуюся между печерской Дворцовой частью и Крещатиком липовую рощу (Липки), вырубленную, в связи с начавшимися строительными работами, по приказу киевского губернатора графа В. Левашова. Та же участь чуть было не постигла и описываемую местность, на которой появились первые дома. К счастью на отроге не было достаточного для нескольких усадеб места, и остатки липовой рощи существовали здесь еще долго. В повести « Прогулка с удовольствием и не без морали », Т. Шевченко описывая своей приезд в Киев (1846 г.) упоминает дом, в котором проживал некоторое время: « …Квартира у меня была в Киеве как раз напротив института, не на Крещатике, а на горе. Я предложил ее Софье Самойловне, а сам поселился на время в трактире, не на водах, а на Крещатике, в доме архитектора Беретти…». (В. Жмыр. « Шевченко в Киеве ». Киев « Мистецтво » 1988 г. стр. 44).
Квартира, о которой пишет Т. Шевченко, находилась в одноэтажном, деревянном доме с мезонином, построенном в начале 1840-х гг., архитектором А. Беретти на улице Институтской (№ 14). Вероятно, через какое то время, этот дом был разрушен или перестроен, так как позднее на его месте стоял уже совершенно другой дом, что косвенно подтверждается Ф. Эрнстом.
«…Улица 25-го Октября (современная Институтская) № 14. Небольшой деревянный домик в три этажа, окрашенный желтой охрой. Рядом с этим домом (выше по горе) (очевидно, имеется в виду № 16) построил себе, что - то вроде коттеджа, известный киевский архитектор Александр Викентиевич Беретти (1816 – 95). Продав его, он поселился позднее в соседнем деревянном строении. На месте первого (коттедж) вырос теперь здоровенный « небоскреб » (дом Гинзбурга), второе (деревянное строение, № 14) сохранилось, и еле держится. В середине есть зал с интересными пилястрами ». ( « Київ », провідник. За редакцією Ф. Ернста. Київ 1930 р. Стор. 441 ). Перевод с украинского.
Действительно, в начале 1884 г. усадьбу по Институтской улице № 16, приобрел военный инженер – полковник М. Фабрициус. Он заказал архитектору А. Геккеру проект дома, но не удовлетворенный результатом, отказался от посторонней помощи и собственноручно спроектировал, построенный в глубине усадьбы, оригинальный, в псевдомавританском стиле, особняк (разрушен в 1941 г). В 1886 г. М. Фабрициус расширяет свои владения за счет приобретения соседнего участка (Институтская № 18), построив на новом месте доходный четырехэтажный дом.
Через три года усадьбы по улице Институтской № 16 и № 18, переходят к известнейшему киевскому подрядчику Л. Гинзбургу. Он становится владельцем участка, площадью 2036 кв. десятин, расположенного между улицами Николаевской (современная Городецкого) и Институтской. В 1901 г., по проекту архитектора Шлейфера, на улице Николаевской, 9, сооружен доходный шестиэтажный дом, первый из построенных во вновь образованной усадьбе. С тыльной стороны, от промежуточной площадки, куда выходила парадная лестница нового дома, к особняку М. Фабрициуса, стоявшему несколько выше по склону, над двором был, перекинут легкий мостик, освещавшийся по вечерам электрическими фонарями. Сильно пострадавшее в 1941 г. здание, было восстановлено после войны и, несмотря на некоторые утраты декора, продолжает украшать улицу и сегодня.
В 1910–1912 гг. по проекту одесских архитекторов А. Минкуса и Ф. Троупянского на красной линии улицы Институтской, 16 – 18 был сооружен знаменитый « дом Гинзбурга », который по праву можно назвать первым киевским « небоскребом ». При подготовке к строительству дома – гиганта, был снесен дом № 18 построенный в свое время М. Фабрициусом.
Одиннадцать этажей со стороны Крещатика и удачное расположение на краю печерского плато, визуально делали новое здание значительно выше. Вполне возможно, что это обстоятельство и натолкнуло, выдающегося украинского кинорежиссера А. Довженко, на мысль, которую он высказал в своем выступлении на первом съезде архитекторов Украины, состоявшемся весной 1937 г. « …Дом, который стоит на возвышенности, должен повторять возвышенность хотя бы какой ни будь своей деталью. Когда на возвышенности стоит церковь, она возвышенность вытягивает вверх, потому, что ее основание меньше чем высота. Когда на возвышенности стоит дом, основание которого больше, чем высота, этот дом прижимает возвышенность…
Отсюда возникает вопрос: принимать неравномерный рельеф Киева как неминуемое зло, или наоборот рассматривать его оптимистично, то есть с расчетом как - то использовать эту неравномерность на благо социалистического общества? Я придерживаюсь второго взгляда: будем возвышенность считать своим плюсом в архитектурном плане. И может быть никто не должен быть так рад и доволен неравномерностью рельефа Киева, как архитектор, потому, что ни в одном городе нельзя так выгодно строить с архитектурной точки зрения, как в Киеве, потому, что Киев имеет неимоверное количество неожиданных ракурсов, неожиданных поворотов, которые дают возможность произведению архитектора то неожиданно появляться во всей своей пышности, то исчезать, снова появляться с другой стороны и т. д.
Какой же принцип строительства, на мой взгляд, должен лежать в основе при таком рельефе местности? Принцип простой: на возвышенности должны стоять высокие дома, а в низинах – дома низкие…
В Киеве можно найти такую точку для десятиэтажного дома, с которой он будет на 180о казаться тридцатиэтажным. И если бы по этому принципу строился Киев, то через полтора десятка лет он приобрел бы лицо гордого, вздыбленного города…». (« Соціалістичний Київ ». № 6, 1937 р. Стор. 14, 19). Пер. с украинского.
Трудно не согласиться с Александром Петровичем, хотя его мнение относительно судьбы киевских церквей, высказанное во время этого выступления и не цитируемое в данной статье, а также неоднократно звучавшее в других выступлениях, заставляет относиться к нему, как к личности, с определенной настороженностью. Дом Гинзбурга постигла та же участь, которая была уготована Крещатику и всей центральной части Киева. 24 сентября 1941 г. на главной улице, оккупированного пять дней назад Киева, стали взрываться дома, под руинами которых гибли не только оккупанты, но и мирные жители.
Дистанционно - управляемые взрывные устройства, назывались « Беми » (производное от первых слогов фамилий их создателей - В. Бекаури и М. Миткевича). Принятые на вооружение Красной армии еще в 1929 г., они через год были запущены в серийное производство, а в 1941 г., впервые, применены большевиками для уничтожения города.
В результате этой варварской, бессмысленной акции, оказались почти полностью разрушенными Крещатик и прилегающие к нему улицы. На месте « дома Гинзбурга », среди развалин, окружавших его зданий, теперь торчал бесформенный остов, не подлежавший восстановлению. После освобождения Киева, во время работ по расчистке улиц и площадей города от руин, были взорваны и остатки «небоскреба». Символично, 22 июня (день начала войны) 1944 г. был объявлен конкурс на лучший проект восстановления города, в котором приняли участие не только киевские архитекторы, но и специалисты из Москвы, Ленинграда, других городов страны. Во многих проектах, участвующих в конкурсе, на возвышенности, которую занимал до войны самый высокий киевский дом, предполагалось построить новое высотное здание. Мнение мастера кино А. Довженко, об использовании особенностей киевского рельефа в архитектуре, высказанное им еще в 1930-е гг., оказалось созвучным идеям мастеров архитектуры.
Ни один из представленных на конкурс проектов, не смотря на большое количество новых, интересных, с градостроительной точки зрения, предложений рассмотренных в его трех турах, не был принят к реализации. Затянувшееся на несколько лет соревнование, привело к « волевому решению » организаторов конкурса - поручить разработку генерального проекта реконструкции центральной части Киева, первой мастерской института « Киевпроект ».
В 1948 г. сформировалась творческая группа архитекторов в составе: А.Власова (главный архитектор Киева, руководитель коллектива), А. Добровольского, А. Малиновского, В. Елизарова, Б. Приймака, А. Заварова, и др. Позднее, в 1949 г., в связи с переводом А. Власова на работу в Москву, руководителем группы назначается А. Добровольский (новый главный архитектор Киева).
В первые годы нового десятилетия, на краю Печерского плато, были произведены работы по разборке фундаментов « дома Гинзбурга » и подготовке площадки для новой высотной гостиницы, строительство которой, по проекту архитекторов: А. Добровольского, Б. Приймака, А. Милецкого, А. Косенко, В. Сазанского и инженера А. Печенова, началось в 1954 г. и после многочисленных переделок, в том числе связанных с развернувшейся в 1955 г. борьбой с излишествами, завершилось в 1961 г.
Один из авторов многострадального проекта, А. Добровольский вспоминает: « …Этот архитектурный объект рождался в больших муках. Было разработано около двух десятков вариантов. Проекты без конца согласовывались, с учетом бесконечных замечаний. Поэтому не удивительно, что силуэт сооружения напоминает высотные дома, строящиеся в это время в Москве. Иначе тогда и быть не могло, потому, что проектированием самых ответственных сооружений интересовалось правительство. Но и в этих условиях мы старались проявить творческую индивидуальность, делали попытки использовать национальные традиции народной архитектуры. Мне кажется, что архитектурную практику этого времени спасал очень высокий общий профессиональный уровень специалистов. Но никакой профессионализм не мог ничего сделать против бесцеремонного вмешательства политики в архитектуру. Как - то ночью мне позвонил член украинского правительства И. Сенин и с грустью сообщил о закончившемся только сейчас правительственном заседании, что ничего уже сделать нельзя, верхушку гостиницы необходимо срезать. Потом он рассказал, что будто бы Н. Хрущев в один из своих приездов в Киев с удивлением спросил, куда подевалось завершение гостиницы « Москва » и, выслушав, что таким образом ведется борьба с архитектурными излишествами, с досадой отметил, что постановление об ограничении высоты до пяти этажей касается лишь жилого массового строительства и не распространяется на уникальные сооружения и, что в этом случае сделали точно по народной поговорке, когда заставили дурака богу молиться, а он лоб расшиб ».
Другой автор проекта, Б. Приймак, отмечая решающую роль гостиницы « Москва » в системе доминант города вспоминал: « …Она должна была с особенной силой проявить красочный природный ландшафт Киева, высоко вознесясь над Крещатиком. Реализация проектного замысла позволила бы значительно обогатить архитектурную композицию главной площади столицы Украины ».
Но этого не произошло и в 1980-е гг., в связи с проведенной реконструкцией центральной площади Киева, вопрос о неказистой гостинице, изуродованной при строительстве и занимающей исключительное место в центре города, а так же о возвращении ей первоначального архитектурного облика, стал весьма актуальным. Одним из первых эту проблему затронул, еще один автор проекта гостиницы, А. Милецкий. В 1987 г. он достаточно жестко высказал свою точку зрения: « Пластическая разработка планшета площади Октябрьской революции, превращение ее в пешеходную зону, отведенную для массового общения жителей и гостей столицы, с новой силой напомнили о грубой градостроительной ошибке - уменьшение при строительстве количества этажей гостиницы « Москва ». Это негативно отразилось на формировании архитектурного силуэта города со стороны Днепра ». (Все фрагменты приведенных выше воспоминаний печатаются по публикации М. Андрущенко « Особенности сохранения архитектурного наследия послевоенного десятилетия (1945 – 1955 гг.) ». (« Архітектурна спадщина України », том 2. Київ – 1995. стор. 254 - 261). Перевод с украинского.
Вероятно, к этому следует добавить, что не только сторона Днепра определяет архитектурный силуэт Киева. Высотное здание, стоящее на возвышенности, непременно участвует в панорамах города, наблюдаемых с многих сторон. Безусловно, и то, что гостиница, которая, по воле безответственных чиновников, теперь, после происшедших бесспорно революционных событий, по прежнему носит гордое имя « УКРАИНА », но при этом никоим образом не соответствует ни своему положению, ни названию. Ее реконструкция сложная и неоправданно дорогостоящая для реализации, а результат незначительный.
Анализируя ситуацию, сложившуюся с гостиницей « Украина » сегодня и учитывая мнения авторов ее первоначального проекта, нетрудно согласиться с тем, что созрела вполне обоснованная необходимость, применив богатейший мировой опыт строительства подобных зданий, построить на месте старой гостиницы, совершенно новую, ультра современную. При этом естественно, следует учесть все, даже кажущиеся на первый взгляд незначительными, требования, которым новое здание должно соответствовать в полной мере.
В Киеве, таким образом, появится не только своя « Эйфелева башня » со смотровой площадкой в верхней точке, с которой откроется неповторимая по красоте панорама города, но и отвечающий мировым стандартам многоместный отель, необходимость в котором давно уже обусловлена временем.


Александр Возницкий
Фрагмент плана г. Киева 1780 г.
Панорама усадьбы профессора Меринга. Вторая половина
Х І Х в.
Здание драматического театра Соловцова (теперь театр им. И. Франко), построенное, на месте озера, в бывшей усадьбе профессора Меринга. 1898г.
Улица Институтская. Усадьба архитектора А. Беретти. Акварель Гроте, 1850 г.
Панорама улицы Институтской со стороны Крещатикской площади. Середина Х І Х в.
Здание, построенное Л. Гинзбургом на улице Николаевской (современное название, Городецкого), 9.
Фасад «Дома Гинзбурга» со стороны улицы Институтской.
Панорама Киева со стороны Лютеранской улицы.
1910-е гг.
Вид на «Дом Гинзбурга» со стороны Крещатика.
1930-е гг.
Вид на разрушенный «Дом Гинзбурга». 1942 г.
Проект застройки центральной части Киева. Открытая часть конкурса,
3-я премия. 1944 г.
Проект застройки центральной части Киева. Конкурсный проект. Авторский коллектив под руководством А.Тация.
1944 г.
Макет площади Калинина с гостиницей «Москва». Авторский коллектив под руководством А.Добровольского.
Фрагмент генерального плана послевоенного восстановления центральной части Киева.
Прект гостиницы "Москва". Вариант главного фасада.
Ещё один из вариантов главного фасада гостиницы "Москва".
Начало строительства гостиницы "Москва" в Киеве. 1954 г.
Строительство гостиницы "Москва".
Середина 1950-х годов.
Монтажные работы на строительстве гостиницы.
Гостиница "Москва". 1961 г.
Гостиница "Москва".
Середина 1960-х годов.
У главного входа в гостиницу "Москва".
Гостиница "Москва".
Гостиница "Москва".1981 г.
Киев. Майдан Незалежности. март 2002 г. (спутниковая фотография)
Гостиница "Украина". 2004 г.
Все права защищены. Любое использование данного материала, опубликованного на сайте, полностью или частично, допускается исключительно со ссылкой на сайт www.arcunion.com.ua .
В противном случае издатель оставляет за собой право обратиться в суд с иском о нарушении авторских прав.